Версия для печати

ДУХОВНЫЕ ДАРЫ СТАРЦА ЗИНОВИЯ

12 нояб

12 ноября, когда Церковь совершает память священномученника Зиновия Егейского, духовные чада преподобного Зиновия, митрополита Тетрицкаройского, вспоминают своего почившего Авву. Ниже мы приводим отрывки из книги Зиновия Чеснокова «Старец и митрополит. О жизни преподобного Зиновия (Мажуги), в схиме Серафима».

 

    

 

Преподобный Зиновий (1896–1985) отличался необыкновенной сердечностью, радушием и гостеприимством. Мягкий, открытый и доброжелательный старец умел расположить к себе человека, ободрить его. Для каждого у него находилось слово утешения. Он был всегда доступен, прост и добр.

Валерий Лялин, приехавший в Тбилиси, чтобы увидеть митрополита Зиновия, так описывает свою первую встречу со старцем:

“Вижу: монашек сухой, старенький, на голове поношенная скуфья, ряса потертая, на ногах лапти”

«Вижу, у церковной ограды стоит старый монашек, стоит и разговаривает со старушками в белых платочках. Пойду — расспрошу. Подхожу ближе: монашек сухой, старенький. Одет неважно: на голове поношенная скуфья, ряса старенькая потертая, на ногах лапти. Стоит, опирается обеими руками на посох. Эх, думаю, какой-то пустынник с гор из бедного скита. Слушаю, перебивать неудобно. Разговор шел за жизнь. Старушка жаловалась, что зять пьет горькую и её обижает. Старичок-монах наставлял ее, как приняться за дело, чтобы отвадить зятя от пристрастия к хмельному.

Я дождался окончания разговора и обратился к монашку:

— Простите, Христа ради, где мне найти митрополита Зиновия?

Старичок посмотрел на меня ласково своими ясными добрыми глазами и тихо сказал:

— Митрополит Зиновий — это я.

Ну, я так чуть и не повалился от удивления!

— Владыко, это Вы?

Я видел наших ленинградских митрополитов в черных шелковых рясах, в белых клобуках, с алмазными крестами, с драгоценными посохами в руках, как их с почтением принимали из черной лакированной машины, вели под руки в храм со славой колокольного звона, через строй подобострастно склонившихся священников, а они милостиво, обеими руками, раздавали народу благословение. А тут бедный старенький монашек с посохом и в лаптях. Это был старец Зиновий — митрополит... Вот перед таким святителем стоял я, онемев, уставившись на лапти.

Старичок засмеялся тихим серебристым смехом.

— Что, лаптям удивляешься?! Нас, духовных, всех к старости ноги подводят. На службе, на молитве стоим долго, вот ноги-то и прохудились, болят. А в лаптях-то, ой как хорошо ногам-то. Я специально заказываю духовным детям своим. И везут мне лапоточки из России, с Украины, а здесь, в Иверских землях, лапти не знают».

Рассказ Валерия Лялина напоминает случай, происшедший с преподобным Сергием Радонежским, когда один князь приехал в Троицкий монастырь, желая увидеть игумена. В это время преподобный Сергий копал огород в поношенном подряснике. Князь, увидев его, спросил: «Где я могу увидеть игумена Сергия?» На что получил ответ преподобного: «Игумен Сергий — это я».

Архиепископ Алексий (Фролов) вспоминает: «Владыка умел всегда с искренней радостью встречать приехавшего человека, и я не видел ни одного, кто, расставаясь с Владыкой, не испытывал грусти. Владыка любил всех. Он очень волновался и беспокоился за уехавших людей и огорчался за тех, кто не давал знать о себе после расставания с ним».

Чудотворение и прозорливость

 

Преподобный Зиновий был наделен от Бога даром прозрения как будущих, так и уже совершившихся событий. Он многое предвидел в судьбах своих духовных чад, предостерегал их от возможных неприятностей. От Бога старец имел дар видения внутреннего состояния человека и знал, каким путем вести каждую душу ко спасению.

 

Об одном очень интересном случае, подтверждающем прозорливость владыки, рассказывает протоиерей Георгий Пильгуев. Он пишет:

«Особенно потряс меня и мою семью случай, который произошел в 1965 году. Мне дали очередной летний отдых, и первую половину отпуска я с матушкой и детьми провел, посещая святые места в Москве, Загорске и т. д. Возвратившись домой, мы взяли билет на поезд, чтобы проводить родную тетю в Туапсе. Я пошел за благословением к владыке Зиновию, но ехать он мне не разрешил. Как я ни доказывал, он был неумолим. А на следующий день в то время, когда я должен был быть в пути, случился сильнейший сердечный приступ. После того как врачами скорой помощи была сделана кардиограмма, мне сказали, что мое лечение — это покой, и мое спасение, что все случилось дома. Вот тогда мы все поняли, почему владыка Зиновий не благословил нас в путешествие. Мы были благодарны ему за такую прозорливость и дальновидность».

Когда к владыке обращались за советом, он обращался с пламенной молитвой к Богу и просил Его открыть Свою всеблагую волю о вопрошающем человеке. Вышеприведенный случай, рассказанный отцом Георгием, как раз и свидетельствует об этом.

Монах Виталий (в миру Василий) из Ростова-на-Дону рассказал поразительную историю, свидетельствующую о том, что дивные старцы Зиновий и Виталий ясно зрели будущее, и настолько, что говорили о нем как об уже прошедшем и совершившемся:

«Только я приехал из Почаева домой — надо срочно ехать в Тбилиси — рыбу везти. Меня тут загрузили, а там уже ждут. Разгрузили, иду к владыке. И тут встречаюсь с отцом Виталием:

— О, приехал раб Божий Василий. Берегись, а то будет плохо: враг озлобился на тебя очень.

Чего беречься? Как беречься?

Захожу к владыке.

Владыка усадил меня с собой обедать: он всегда первым делом усаживал за стол. А кушал он очень скромно: кашечки немного — и не скажешь, что владыка. Ручка у него была тоненькая, худая и желтая, как воск. Он весь как бы светился.

Расспросил меня о детях, о жене, о теще — он всех знал по имени. А потом вдруг говорит:

— Ты знаешь, Василий, у нас тут один монах разбился на мотоцикле: сотрясение мозга, и руку поломал — шесть месяцев в больнице был. Продай свой мотоцикл, зачем он тебе нужен?

Я сижу и думаю: да то ж монах, а я мирянин. А сам отвечаю:

— Владыка, я же без мотоцикла как без рук: и огурцы, и помидоры, и курочку из села детям надо привезти...

Приехал домой... В селе набрал полные ящики помидоров. Еду в Ростов по главной, а тут передо мной вылетает со второстепенной маршрутка — и в лобовую, только люльку успел подставить. Вылетел как мячик. Но не на асфальт, а как будто по воздуху меня что-то перенесло через дорогу и выкинуло на травку, а то б убился.

Сотрясение мозга, перелом — шесть месяцев в больнице пролежал...

Вот такие старцы были».

Как видим, владыка Зиновий и отец Виталий в своем благодатном служении дополняли друг друга. Если бы Василий из Ростова сопоставил слова этих благодатных старцев, он бы повнимательнее отнесся к сказанному и избежал многих неприятностей. Исполнились и пророческие слова владыки («наш монах»), потому что спустя много лет архимандрит Модест постриг Василия в монашество и нарек именем Виталий.

 

    

 

Игумен Вениамин (Селиванов) рассказывает случай, который ему запомнился на всю жизнь:

«Сидели мы за столом, обедали. И почему-то владыка Зиновий назвал отца Михаила Максимом. Это было задолго до того, как отец Михаил Диденко принял постриг с именем Максим и пострижение в монахи совершилось уже после того, как владыка отошел ко Господу».

Несколько случаев прозорливости преподобного Зиновия вспоминает Анна Григорьевна Карагезова. Все тридцать пять лет, которые владыка прожил в Тбилиси, она жила с ним по соседству, и очень хорошо его знала. Поэтому ее воспоминания очень ценны и интересны. Приведем несколько случаев из ее рассказа. Она вспоминает:

«Был один староста, его звали Антон. Он очень много владыке сделал плохого и много на него писал. Тогда комитет по религии был при Совете министров. И все говорили: “Владыка, уберите его”. А владыка мне сказал: “Вот люди не понимают. Они хотят, чтобы я убрал. Господь Сам уберет, и ты это увидишь”. И что вы думаете. Этот человек заходил к владыке иногда по утрам насчет дел и передавал что-то. И однажды он умер прямо у владыки в келии. И владыка мне говорит: “Ты видишь, я не хотел его убирать и сказал тебе, что ты увидишь, как Господь Сам его уберет”.

Сколько всего владыка предсказывал! Один человек хотел уехать в Израиль и пришел к владыке за благословением. Он был врачом, его фамилия Бахт. Владыка ему сказал: “Не надо ехать”. А он поехал и сразу умер.

Нина Петровна также была его духовным чадом. Ее племянник звал ее к себе, а на самом деле он хотел, чтобы она продала квартиру. Она пришла и просит благословение. Владыка ей сказал: “Я тебя не благословляю, Нина. Не езжай. Ты здесь хорошо живешь. А к ним туда не езжай”. Она как только туда поехала, ногу поломала. Они плохо с ней обращались. И через полтора года она ушла из этого мира. Вот так случилось. А владыка говорит мне: “Вот, ты же слышала”. Я говорю: “Да, владыка, я слышала”. Очень многое из того, что говорил владыка, исполнялось».

В последнюю ночь старец келейнику: “Я от вас завтра ухожу”

Господь заранее открыл прозорливому старцу и день его кончины. Преподобный Зиновий принял схиму с именем Серафим и в последнюю ночь своей земной жизни сказал келейнику такие слова: «Я от вас завтра ухожу». Келейник в горести воскликнул: «Владыко, как же я буду без вас? Я без вас погибну». Ласково утешая его, владыка ответил: «Я ухожу, но и там (указывая на небо) буду за вас молиться». Эти слова вселили надежду и смягчили прощальные слова старца.

Во всех этих воспоминаниях близких старцу людей мы видим не только прозорливость владыки Зиновия, но и его любовь к своей пастве, заботу о каждой вверенной ему душе.

 

 
Прочитано 833 раз Последнее изменение 16 нояб
Оцените материал
(0 голосов)